Книги

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

ББК63.3(2)4+71 А 88

Печатается по решению редакционно-издательского совета Курского государственного университета

Рецензенты: Л.М. Мосолова, доктор искусствоведения, профессор РГПУ им. А.И. Герцена; З.Д. Ильина, доктор исторических наук, профессор КСХА

А 88 Арцыбашева Т.Н. Русь-Росия-Московия: от хакана до го­сударя: Культурогенез средневекового общества Центральной Рос­сии. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2003. -193 с.

ISBN 5-88313-398-3

Книга представляет собой монографическое исследование этно­культурного и социально-государственного становления Руси-России, происходившего в эпоху средневековья в центре Восточно-Европейской равнины - в пределах нынешней территории Централь­ной России. Автор особое внимание уделяет основным этапам фор­мирования историко-культурного пространства, факторам и циклам культурогенеза, особенностям генезиса этнической структуры и типа ментальности, характеру и вектору развития хозяйственно-экономической и социально-религиозной жизни, процессам духовно-художественного созревания региональной отечественной культуры в самый значимый период ее самоопределения.

Издание предназначено преподавателям, студентам и учащимся профессиональных и общеобразовательных учебных заведений, краеведам, историкам, культурологам и массовому читателю, инте­ресующемуся историей и культурой Отечества. На первой странице обложки - коллаж с использованием прославлен­ных русских святынь: Владимирской, Смоленской, Рязанской, Федоровской и Курской Богородичных икон.

На последней странице обложки - миниа­тюра лицевого летописного свода XVI в. (том Остермановский П., л.58 об.): «Войско князя Дмитрия выезжает тремя восточными воротами Кремля на битву с ордой Мамая».

© Арцыбашева Т.Н., 2003

© Курский государственный университет, 2003

 

Русь-Росия-Московия: от хакана до государя. Культурогенез средневекового общества Центральной России

Журнал «Ориентация»

No images

Полезные ссылки


Северная Корея

ЗНАК ПЕЩЕРЫ PDF Печать E-mail
Автор: В. Г. Иванченко   
11.07.2011 11:20

ТАЙНЫ МИРА


Предисловие

Символ пещеры многозначен. Он означает жесткие тиски реальности — тесноту пространства, тягучесть времени и вместе с тем — аскетизм, суровую скудость чистых стихий: воды, земли, камня. Пещера может быть вместилищем зла, притоном злодеев и одновременно — убежищем духа, кельей отшельника. Пещера символизирует возврат назад — в глубь времен, в материнское лоно, это о ней говорил Но-валис: «Куда идем мы? Все туда же — домой...» Но главное: пещера — это символ иномирности, включенной в нашу обыденность. Это знак перехода, предельности Бытия.

В психиатрии существует удачное понятие: пограничные состояния. Именно о таких предельных, переходных состояниях Бытия и человека мы хотим вести речь, объединяя серию заметок под «знаком пещеры». Мы будем говорить о явлениях, которые не исчерпываются видимостью и не могут быть полностью объяснены в терминах «здравого рассудка». Из-за этих, принадлежащих «сумеречной зоне», явлений сквозит другая реальность, и мы можем прозреть в них другие смыслы, представляющие изнанку нашего мира.

Меня всегда поражала слепота позитивистов, не видящих то там, то тут происходящего схождения реальности и мифа. Объяснение этих феноменов может быть только одно: и миф, и реальность имеют единую, символическую природу.

Примеров много. Псковский летописец XYI века повествует: «В лета 7090 (1582)... Того же лета изыдоша коркодили лютии зверии из реки и путь затвориша; людей много поядоша. И ужасошася людие и молиша бога по всей земли. И паки спряташася, а иних избиша». Академик Б.А.Рыбаков, подтверждая правдивость летописи, указывал на важную роль мифической фигуры ящера-"коркодила" в языческой космологии Русского Севера. Даже в церковном искусстве средневековой Руси ящер был неотъемлемым элементом представлений о макрокосме. И не за языческие ли суеверия пришла к псковитянам эта божья кара, воплотив в реальности языческий миф.

В мифологии существуют устойчивые представления о лягушке как животном хтоническом, близком к хаосу и бездне, к корням мира, к подземным водам и камню. Поэтому неудивительны многочисленные сведения о лягушках, находимых живыми в цельном камне, угле, дереве. Так, во французском «Ежегоднике» за 1761 г. содержится рассказ придворного хирурга Генриха III: «Находясь в своей усадьбе около деревни Медон, я наблюдал за рабочими карьера, которые были наняты, чтобы разбить самые большие и твердые камни. В середине одного камня мы обнаружили огромную живую жабу. В камне не было никаких щелей, через которые она могла бы забраться внутрь... Рабочий рассказал мне, что он не в первый раз находит жаб и подобных им существ в крупных глыбах породы».

Известна мифическая идея жизнетворного «нижнего океана». Вода наделена производящей силой даже в Писании. «И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую. »(Быт. 1, 20.) Осовремененный вариант мифа о подземном океане — прародителе чудовищ изложил Ж.Верн в «Путешествии к центру Земли». А совсем недавно в выпуске теленовостей промелькнул сюжет о подземной находке в Румынии. Некая глубокая шахта вскрыла там естественную пещеру, заполненную водой. Спелеологи, обследовавшие полость в аквалангах, всплыли в свободной от воды пустоте, судя по малопригодному для дыхания воздуху, не сообщавшейся с поверхностью. На стенах пещеры кишели огромные насекомые неизвестных видов. По мнению открывателей, не знавшие солнца животные питались плесенью, растущей на разлагающемся известняке. В связи с этой находкой можно вспомнить, что в Причерноморье геологам известны глубинные пустоты километровых диаметров, заполненные водой. Представьте возможность существования там своей жизни...

Представления о «родящей земле», выпускающей из своего чрева животных, считаются свойственными лишь примитивным народам. Но как еще объяснить происхождение огромных залежей костей и скелетов, находимых в глубине недоступных пещер окаменевшими и впаянными в пласты первозданной глины?

Миф всегда идет впереди реальности. Ведь и европейцы, столетиями наделяя вампиров образом летучей мыши, не могли знать, что в Америке будут найдены реальные рукокрылые, единственные из всех млекопитающих паразитирующие на чужой крови...

Сокровища оборотней

«Следует, однако ж, знать, что адские духи кажутся такими только при небесном свете, но что между собой они кажутся людьми... Но эта видимость обманчива, потому что если только несколько небесного света проникнет к ним, то их человеческие образы превращаются в чудовищные...»

Э. Сведенборг. «Об аде».

«Коварное и мрачное существо это владеет силами человеческого ума. Оно также обладает тайнами подземелий, где прячется. В его власти изменять свой вид, являясь как человек... Крысы могут также причинять неизлечимую болезнь, пользуясь для того средствами, доступными только им. Им благоприятствуют мор, голод, война, наводнение и нашествие. Тогда они собираются под знаком таинственных превращений, действуя, как люди, и ты будешь говорить с ними, не зная, кто это. Они крадут и продают с пользой, удивительной для честного труженика, и обманывают блеском своих одежд и мягкостью речи... Золото и серебро есть их любимейшая добыча, а также драгоценные камни, которым отведены хранилища под землей».

Э. Эртрус. «Кладовая крысиного короля».

«Первое видение он получил в кустах, в которых он узрел пещеру и чан с деньгами. Этот, испугавший его блеск, пробудил Беме из меланхолической душевной оцепенелости, но после этого он уже больше не находил этой пещеры».

Жизнеописание Якова Беме.

Довольно странным делом были заняты в 20-х годах XIX века крестьяне алтайского села Усть-Чагырка, что на реке Чарыш. Пренебрегая крестьянскими трудами, мужики усердно рыли землю в нескольких пещерах на правом берегу реки. В 1831 году об этом сообщили в «Горном журнале» и в «Бюллетене Московского общества испытателей природы» врач Колывано-Воскресенских заводов Ф. В. Геблер и инженер тех же заводов А. Кулибин. По их словам, раскопки велись в поисках «чудских кладов». Однако вместо сокровищ в земле обнаружились лишь многочисленные кости различных животных, включая носорога и мамонта. Кладоискатели не обращали на кости особого внимания и, полностью вынув грунт из одной пещеры, взялись за следующую. В 1834 году Чарыш посетил геолог Г. Гельмерсен. Он застал раскопки все еще продолжающимися. А дело было непростое. В тесной глубине, под низким сводом, надо было разрыхлить слежавшийся вперемешку с камнями грунт, выбрать его, да еще и вынести в чем-то на поверхность. И так изо дня в день, годами. Задаром. Без всяких существенных находок.

Трудно рационально объяснить многолетние усилия чагырских крестьян. Вероятно, существовала некая легенда, сильно и глубоко впечатлившая местных жителей. И не повлиял ли на появление легенды сам факт существования Новочагырского рудника, разрабатываемого прямо напротив тех пещер, на левом берегу реки? Месторождение серебросодержащих руд обнаружилось там в древней известняковой полости. Некогда обширная пещера была заполнена рудным телом. Чем не сокровище? Труды же кладоискателей, напоминавшие пародию на рудничные работы, принесли не серебро, а древние кости, которые не интересовали никого, кроме заезжих ученых. Впрочем, открылось и еще кое-что: само пещерное пространство. В результате раскопок была расчищена заваленная ранее до потолка пещера с пятью, как оказалось, входами. И образовавшийся объем не остался пустым.

Уже в 50-х годах нашего века краевед Ф. Розен открыл в этой пещере поселившуюся там после раскопок большую колонию необычных летучих мышей. Удивительно крупные и бурые, непохожие на обычных в Сибири серых рукокрылых, эти звери сбивались на стенах пещеры в многослойный и копошащийся живой ковер. Странные нетопыри оказались остроухими ночницами, считавшимися доселе видом южным, так далеко на север не забирающимся. Колония на Чарыше — единственная не только на Алтае, но и в более южном Казахстане. Она возникла в освобожденной от земли пещере недавно и как бы из ниоткуда, из пустоты. И чудесное появление этих животных на месте долгих поисков сокровищ было удивительным. Но еще более удивительно, что ключ к пониманию загадки мог дать мифолог. Обратимся к мифическим образам летучей мыши, и кое-что прояснится.

У славян, как и у многих европейских народов, нетопырь — животное нечистое, дьявольское. Точно так же нечисты для потомков ариев и подземные клады, да и вообще сокровища в меркантильном понимании. Совсем иначе относились и к нетопырям и к кладам, скажем, китайцы. Иероглиф «фу», означающий по-китайски «счастье», является омонимом слова «фу» — «летучая мышь». Да и само рукокрылое для китайцев вовсе не нечисть.

Бянь-Цяо — китайский бог-покровитель врачевателей с крыльями летучей мыши и птичьей головой. Даосский герой Чжан — дух-оборотень белой летучей мыши, появившейся в период сотворения мира из хаоса. Лэй-Гун — китайский бог грома изображался с черными крыльями летучей мыши и птичьей головой. Богиня Ма-Гу держит символ счастья — летучую мышь. Один из самых популярных персонажей китайских мифов — дракон «лун» с перепончатыми мышиными крыльями. Многочисленны предания о рождении первопредков и государей от связи женщины с драконом, о драконовой мете на челе государя — сюжеты немыслимые в христианской Европе, где дракон — вечный и безусловный враг. Китайский «лун» связан с землей, часто охраняет клады, так же как и дракон европейский, и русский змей-горыныч, но, в отличие от последних, он не выходит на бой с героем, напротив — выводит героя из подземелья. Связь дракона с летучей мышью очевидна, ведь сходные представления есть и у южноамериканских индейцев. Это и Кецалькоатль — «пернатый змей», и Чималькан — «прекрасная змея рода летучих мышей».

В чем главное отличие китайцев не только от европейцев, но и от индусов, сохранивших арийскую традицию? Китайцы — дуалисты, не различающие добро и зло. Народ, не знающий Бога...

Известно, что образ дракона (змеи, нетопыря), охраняющего сокровища, заключенные в пещере — это образ архетипический, проявляющийся не только в мифах разных народов, но и в искусстве, и даже в сновидениях. Чтобы завладеть сокровищем, надо победить дракона. Сокровище несет в себе таинственный смысл. Оно связано со змеем необычным образом: своеобразная фигура змея сама по себе представляет характер сокровища, словно змей и сокровище одно и то же. Часто змей сам оказывается золотым, как и летучая мышь отождествляется со счастьем. Что же такое это нечто, это сокровище и его страж, так враждебные для арийцев и желанные для народов, погрязших в язычестве?

Аналитическая психология считает сокровище в пещере символом человеческого бессознательного. Когда герой, рискуя, спускается в пещеру, где находится дракон, он жаждет найти то состояние, когда сознание и бессознательное объединяются идеальным образом в союзе — символе целостного завершения, вечности до и после творения мира. Китайцы представляют такой союз в виде «фу» — счастья и одновременно летучей мыши (дракона), воплощения Дао, единства Инь и Ян. В сатанизированной тантрической йоге (йоге Кундалини), проповедуемой и у нас небезызвестными рериховцами, это состояние, в котором Шива находился бы в вечном союзе с Шакти. Шива — вечно напряженная точка, окруженная женским принципом Шакти в виде змеи. Что же до арийской традиции, то даже основоположник аналитической психологии признавал, что специфическое содержание бессознательного, его ядро — это Бого-образ, то есть божественная суть, воплощенная в человеческой душе. Впрочем, православным и без этих рассуждений ясно, что есть подлинное сокровище, а что есть змей, пытающийся им прикинуться или соблазнить блеском золота...

Если считать сокровищем скрытую в человеке божественную суть, то змей, сокровище стерегущий,— это бес, не изменившийся со времен грехопадения. Змей этот сидит почти в каждом человеке, и человеку он инороден. Вместе с тем, главная его цель — показать свою органичность, доказать, что он единосущен человеку, и более того — что он-то и есть главное заключенное в нем сокровище. И когда шепчущего в ухо беса принимают и начинают называть «творческим началом», «источником вдохновения», а сам совращенный им человек гордо и богохульно называет себя творцом, тогда-то цель беса и достигнута! Человек принимается за переустройство мира и осуществляет то, чего змей не может сделать сам. Ведь бес — существо духовное, он бессилен в материальном мире, но он может завладеть душой. Не этот ли творческий союз с драконом китайцы называют «фу»— счастьем? (В устах русского «фу!» означает другое.) Посмотрите вокруг, на плоды рук человеческих — на загубленную природу, дьявольскую технику, деградировавших людей — не это ли доведенное до абсурда воплощение вековой мечты китайского народа? И если так, то вот что забавно: они хотели, но не смогли, а мы, европейцы — боялись, но сделали. Значит именно мы нужны были бесу...

Следующий этап «змеиной» стратегии — объективация сокровища. Теперь «начало» и «источник» уже отрывается от человека, ибо чем дальше от глубин, скрывающих божественность, тем для беса безопасней. И вот появляется понятие «богатства». И тут же оно воплощается во вполне материальных объектах: золоте, серебре, драгоценных камнях. «Вот суть мира! — говорит бес. — Вот источник и начало всего!» И падение продолжается.

Вовлеченный в падение человек уходит от своей божественной сути, а вследствие этого начинает терять и человеческий облик. Человеческое как богоподобное уступает место бесовскому. А поскольку бесы лика не имеют, они заимствуют черты звериные. Пройдите по любому рынку, вглядываясь в лица людей, и вас поразит обилие в них животных черт. Вы увидите людей-волков, людей-свиней, людей-крыс Из истории известны массовые эпидемии оборотничества, охватывавшие целые местности. В Европе оборотни прямо-таки свирепствовали и в X, и в XV, XVI столетиях... И хотя с физиологической точки зрения оборотничество невозможно, будь мы, скажем, юристами, так поневоле должны были бы верить в него, поскольку история юриспруденции полна судебных дел, в которых оборотней осуждали на казнь. Схоласт Александр Гальский писал: «Чародейство, в собственном смысле, есть обман чувств со стороны демона; этот обман имеет причину не в изменении вещи, но только в изменении способности восприятия...» Знаменитый «Молот ведьм» утверждает, что бесы не могут превратить человека в животное, но успешно могут изменить его видимый облик.

Совсем не случайно многие животные считались «нечистыми». Змея, лягушка, мышь... Звери невинны, но мир символичен, а число образов в нем ограничено. Король животной нечисти, несомненно, нетопырь. У южных славян есть поверье, что двоедушник — существо, способное совмещать в себе два естества — человеческое и демоническое, может оборачиваться летучей мышью. Странно, что в Европе, где развились эти представления, эти животные безвредны. Но в Латинской Америке ежегодные потери от вреда, причиняемого нетопырями-вампирами домашним животным, оцениваются суммой в 250 миллионов долларов. В ряде районов, особенно богатых кровососами, разведение скота, свиней, домашней птицы стало совершенно невозможным. Как пишут зоологи, в случае необходимости летучая мышь-вампир может не только летать, но и быстро бегать. Проворно бегущий вампир в темноте напоминает лягушку или гигантского паука. «Я довольно скоро проникся интересом и даже некоторой нежностью к этим робким, всеми презираемым и оклеветанным созданиям,» — писал французский спелеолог Кастере. А натуралист Туссенель, тоже француз, заявлял: «Вопрос о летучих мышах есть вопрос другого света, вопрос, который пахнет ересью... Все покрыто тайной, обманом и мраком в этих двусмысленных существах, представляющих собой высшую ступень противоестественности, мерзости и фантастичности... Летучая мышь — это химера, чудовищное невозможное существо, символ грез, кошмаров, призраков больного воображения... Всеобщая неправильность и чудовищность, замеченная в организме летучей мыши, безобразные аномалии в устройстве чувств, допускающие гадкому животному слышать носом и видеть ушами, все это как будто нарочно приноровлено к тому, чтобы летучая мышь была символом душевного расстройства и безумия.»

Безумием можно назвать и битву за «сокровища», которую человечество ведет всю обозримую нами историю. Золото — наваждение, бич, инструмент беса. Увлеченный им человек обретает животные черты одну за другой. И это падение небесконечно. Предел есть.

Я совсем не удивился, когда увидел недавно огромную рыжую крысу, средь бела дня выбирающуюся из коммерческого ларька. Выйдя на людную улицу, она ничуть не смутилось, а деловито и гордо затрусила куда-то. Не был ли это истинный хозяин фирмы, означенной на ларьке?

И умоляю вас, господа избиратели! Вглядитесь в лицо пленившего вас политика: черты какого зверя проступают на нем?

(Продолжение следует).

 
 

Исторический журнал Наследие предков

No images

Фоторепортажи

Фоторепортаж с концерта в католическом костеле на Малой Грузинской улице

cost

 
Фоторепортаж с фестиваля «НОВЫЙ ЗВУК-2»

otkr

 
Фоторепортаж с фестиваля НОВЫЙ ЗВУК. ШАГ ПЕРВЫЙ

otkr

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100